ЕВАНГЕЛИЕ ОТ КАМНЯ ВОЗОПИВШЕГО. ПОЗВОЛЬТЕ СМИРЕННО РАССКАЗАТЬ.

 

      Однажды ученики Христа радостно и громко начали славить Бога. Увидев это официальные религиозные вожди, священники, духовники - возмутились и сказали Христу: «Учитель! Запрети ученикам Твоим». По мнению начальников народа, ученики Христа поступали неправильно. Предводители народа считали, что простые, неграмотные ученики Христа не имели права так себя вести, потому что, дескать, не были «назначены, рукоположены» к такому делу, или не владели соответствующим образованием, или как-то еще не подходили. Иисус тогда ответил фарисеям: «Сказываю вам, что, если они умолкнут, то камни возопиют». (Луки 19:37-40).

     На мой взгляд, этот случай показывает важный Божественный принцип, или дело Бога. Или даже пророчество. Если те, которым Бог повелел проповедовать Истину, - если они свою обязанность не выполняют, не выполнили, тогда Бог берет кого-то из, может быть, самых низших, неграмотных, невежественных людей, и дает им силу, разум, и уполномочивает их на то, чтобы они проповедовали правду Божью. Такое, в прямом смысле, чудесное проявление Божьей воли, по моему разумению, вполне соответствует Господнему термину «Камни возопиют».

     И вот, одним из таких «возопивших камней», по смыслу, и являюсь я. Размышляя о себе, о своей жизни, перечитывая кое-что из мной написанного, я не перестаю удивляться. Как это получилось? Способен ли сапожник, почти с начальным образованием, разговаривать о вещах, которые не всегда посильны профессорам философий и богословий? Откуда все взялось?

     Несколько лет назад один из эмоциональных читателей, резко не согласный с моими книгами, переслал их каким-то религиоведам с просьбой дать оценку. Ответ пришел и короткий, и, вероятно, дипломатичный: «Автор – настоящий христианин». Сейчас уже имеется блог, два сайта, подкасты, страницы в социальных сетях. Но, прежде всего – добровольцы-помощники, без которых ничего и никак бы не получилось у меня. Как во всем этом не увидеть прямую руку Бога? Не один, а много, целые горы «вопиющих камней» проповедуют Евангелие.

 

 

ПЕСНЬ О ЛЮБВИ БОЖЬЕЙ…

 

     От самого детства мне выпал трудный путь. Вся жизнь – борьба, единоборство, причем, на одном из весьма сложных и опасных участках – на идеологическом. Вначале приходилось отражать атаки атеизма. Потом, когда Союз развалился - на передний план выступили религии, хотя и атеизм никуда не делся. Из религий мне выпало бороться с одной из наиболее лживых и демагогичных – с организацией свидетелей Иеговы, которая своей наглостью достукалась до того, что ее недавно запретили в России. По этой религии Господь подарил мне большой опыт, с помощью которого я могу отвечать на самые сложные духовные вопросы «свидетелей».

     Вообще, я не думал и не собирался ничего писать. И даже осознав у себя определенные способности, совсем не торопился их развивать. Напротив, я упорно уклонялся, занимаясь принципиально иными вещами, семьей, работой, стройками, одним словом – всем тем, что и близко не соответствует интеллектуальной сфере. Но ситуация, сама жизнь все равно каждый раз будто брала меня за ворот, разворачивала на сто восемьдесят градусов и возвращала к размышлениям, к записям, которые невесть откуда вдруг начинали выливаться на бумагу. В конце концов мне таки пришлось пойти по этой, весьма нелегкой, узкой и колючей стезе проповедника Учения Христа. Словно какая-то рука брала меня и ставила на путь, от которого я отказывался. В конце концов она придавила с такой властью, что не слушаться сделалось невозможно.

     И вот, я начал писать. И получилось. Кто бы мог подумать? По свидетельству даже врагов – написано неплохо. Вот, например, что на днях прислал мне один откровенный недоброжелатель: «…С другой стороны, из Вас получился очень хороший писатель и Вам есть чему радоваться. Возможно, Вы к этому и стремились всю жизнь...». Нет же! Не стремился.

 

 

 «СКОЛЬКО МОЖНО ПИСАТЬ?..»

 

     Мне часто задают вопросы, типа: «Когда это уже закончится? Сколько можно писать?». Многим не нравится, что я так «разговорился». Ну, - говорят они, - написал ты книгу, и хватит! Зачем продолжаешь еще писать? С разной периодичностью и с разных сторон мне советуют, чтобы я прекращал мою «писанину». Примечательно, что подобные окрики поступают и от людей, которые называют себя моими братьями во Христе, даже друзьями. И они как-то нервно спрашивают: «Сколько ты будешь этим заниматься? Пора заканчивать!..». С другой стороны, имеется немало разных товарищей, которые скрежещут зубами: «Когда же наконец он заткнется?..».

     Как бы отвечая им, должен спросить: Вы считаете, я много написал? А другие говорят, что нужно еще. И кого слушать? Ответ один, адресован и тем, и другим: Как Бог даст. Но только, пожалуйста, сейчас не обвините меня еще и в том, что я свои размышления называю Боговдохновенными. В личном плане я и головы поднять не могу. Хотя мне четко понятно, что сапожник с реальными несколькими классами образования, своей мудростью или смекалкой никак не смог бы развязывать проблемы пониманий, которые хитрейшим образом запутали религиозные академики. Это еще более перед Богом прижимает мою голову к земле. Однако и факты умалчивать нельзя, нельзя именно для того, чтобы воздать славу Богу, Который, как хорошо известно, избрал униженное и ничего не значащее, чтобы посрамить значащее у людей. Слава Богу!

     Я тот человек, узнав историю которого, даже самый неверующий чешет затылок: «Да-а, наверное, Бог существует…». Люди часто хотят увидеть какое-то явное доказательство существования Бога, или сил духовных, или плодов-результатов действия Божьего Духа. Таковым я осмелился бы сказать: Посмотрите на меня! Моя история есть прямое доказательство существования Бога и действия Божьего Духа.

      Ко мне с регулярным постоянством поступают просьбы рассказать о себе побольше. Я много думал о том, нужно ли рассказать больше читателям о себе, в том числе - как рождаются мои размышления.

     Постепенно я пришел к выводу, что, было бы нечестно умалчивать о фактах, ибо, в таком случае, читатель мог бы подумать обо мне, как о чем-то знАчимом. Я должен, обязан сказать правду. Во всем написанном – нет никакой моей заслуги!

     Мне известно, что некоторые наблюдатели пристально пытаются понять, что же мною движет. Один даже пообещал написать специальное «научное исследование», чтобы показать неверность и нечистоту моих мотивов. Нет у них других проблем! Я сам думал над этими вопросами. Поначалу они были трудными для меня. Ведь реально моя деятельность приносит мне массу огорчений и оскорблений. Но я продолжаю в том же духе. Почему? Вероятно, причина в духе. Однажды пророк Иеремия с горечью жаловался: «Ты влек меня, Господи, - и я увлечен; Ты сильнее меня – и превозмог, и я каждый день в посмеянии, всякий издевается надо мною. Ибо лишь только начну говорить я, - кричу о насилии, вопию о разорении, потому что слово Господне обратилось в поношение мне и в повседневное посмеяние. И подумал я, не буду я напоминать о Нем и не буду более говорить во имя Его; но было в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и – не мог». (Иеремия 20:7-9).

     В этих словах Иеремии мне увиделся ответ на мои вопросы. Хотя мое положение гораздо-гораздо лучшее, чем у пророка, и надо мною издеваются далеко не каждый день, и друзей у меня много, друзей, которые поддерживают меня, но смысл, почему я не могу остановиться, по-моему, сходен. Причина – в духе. Я тоже не раз хотел уже «перестать», а не получалось, потому что, как и у пророка, у меня тоже «было в сердце моем, как бы горящий огонь, заключенный в костях моих, и я истомился, удерживая его, и – не мог».

 

 

МОРОЗ И ЖАРА СТЕПЕЙ ДЖЕЗКАЗГАНА.

 

     Я вырос в Казахстане, в окружении людей, плохо знавших русский язык. Население нашего рабочего поселка под названием Джезказган-4 или Рудник, находившегося в пустынной степи в сорока километрах от самого Джезказгана, в основном составляли ссыльные или отбывшие тюремные сроки чеченцы, греки, литовцы, латыши, молдаване, а также западные украинцы, которых называли «бэндеры», и на что, как припоминаю, они совсем не обижались. Все эти люди были ярыми врагами коммунизма, с очень разными взглядами, но едиными в ненависти к существовавшей системе. Кроме того, в силу многих причин, каждый по-своему эти люди были очень злыми, точнее – озлобленными, склонными к насилию и бандитизму. Практически, почти каждый день в поселке слышно было, что где-то кого-то зарезали, убили, толкнули под паровоз, или кого-то «случайно» привалило в шахте. Было немыслимо, чтобы в темное время суток кто-то ходил по улице один, особенно женщина.

     Так получилось, что, в той среде наша семья примкнула к религиозной организации свидетелей Иеговы, которая находилась в глубоком подполье, и которая там состояла также из бывших судимых и ссыльных. Без какого-то сомнения, вполне можно говорить, что в то время и в той среде – тамошняя группировка членов организации свидетелей Иеговы представляла собой наиболее миролюбивую «ячейку общества», ибо хоть как-то вспоминала о заповедях Иисуса. Остальные же просто жили по законам джунглей.

 

 

«УЛИЦА МЕМРТОВА…».

 

     В качестве иллюстрации образовательного уровня людей, которые выступали в роли религиозных учителей, могу вспомнить и такой случай. Однажды мы поехали в другой город, по каким-то, сейчас не помню, делам. В том городе мы должны были встретиться с неким человеком. Его адрес, название улицы и номер дома нам дал один из руководителей местной религиозной организации. На бумажке, которую он вручил было написано: «Улица Мемртова, дом…». Приехав на место мы, что называется, обыскались этой улицы Мемртова. Но никто не знал, где такая улица. Мы возвратились домой, сказав, что не нашили улицы. Лишь потом выяснилось, что человек, дававший нам адрес, таким образом произносил и записывал улицу Лермонтова…

     Кроме членов религии в круг моего детского общения входили также и другие ссыльные. В основном они все отличались резкостью, категоричностью во взглядах и жесткостью по многим вопросам.

     От религиозных руководителей мне, школьнику, было запрещено читать художественные книги, слушать радио, не говоря уже о просмотре кинофильмов. Единственное, что мне предлагалось делать - читать Библию, и духовную пищу от «благоразумного раба». Должен сказать, что в этом вопросе я не был послушным. И мои домашние, видя мою тягость к чтению, не препятствовали.

     В школе я был круглым отличником. Я мгновенно схватывал материал, иной раз даже раньше, чем преподаватель успевал закончить свое изложение. Но сие не радовало учителей и директора школы. Они знали о моей вере в Бога. И это являлось главной проблемой. Я не вступал в пионеры, не позволял повязать себе на шею красный галстук, за что директор-коммунист неоднократно бил меня в своем кабинете.

     В 14 лет, когда мы жили под Алма-Атой, я был вынужден оставить школу и пойти на работу. Куда я мог устроиться? Через какую-то помощь одного доброжелателя, меня с трудом приняли учеником в сапожную мастерскую. Что собой представлял коллектив, куда я попал? В основном то были фронтовики, прошедшие реальные бои, а также инвалиды с детства. Водка и мат являлись неотъемлемой частью их личностей. Но я серьезно подошел к профессии. В итоге я достиг в ней вершин. Через три года из ученика сапожника я превратился в мастера-модельера, специалиста по индивидуальному пошиву обуви. Мне показывали картинку в журнале мод, и говорили: «Хочу такую обувь». Я обмеривал ногу, подбирал колодки, делал модель и шил указанную пару. Заказчики замирали от восторга. Помню, уже в Москве, когда я гостил у одного виднейшего деятеля культуры, зашел разговор о моей профессии. Хозяева кстати упомянули, что у них с обувью проблема. Их ноги были деформированы болезнью, и потому они практически не могли подобрать себе удобную обувь, от чего испытывали большие неудобства. Особенно страдала хозяйка, вынужденная даже на официальные приемы ходить в каких-то тапках. Я спросил, не найдется ли у них сантиметр, карандаш и лист бумаги. Обмерив ноги хозяйки, я сказал, что сошью для нее обувь. Они как-то хмыкнули в ответ. Когда я в назначенное время привез готовый заказ, и когда хозяйка обула туфли - все были чрезвычайно удивлены. Обувь подошла идеально, нигде не давит, не трет, мягко, удобно. Расчувствовавшийся профессор воскликнул: «Молодой человек! Нашу проблему не могли решить мастера-обувщики даже в Лондоне, в ателье с мировым именем. Как вам удалось? Что, и в этом вам Бог помогает?..». Наверное, моей работе они удивились даже больше, чем, когда за чаем я рассказывал им о моем понимании Учения Христа.

     В Москву «шторм жизни» швырнул меня в двадцатилетнем возрасте. К тому времени я уже полностью сформировался по взглядам на жизнь, которые базировались на Евангелии. Буквально через несколько месяцев по прибытии у меня в Москве уже были друзья и хорошие знакомые среди образованных, интеллигентных людей, в том числе и среди аспирантов МГУ им. Ломоносова, куда я мог свободно входить.

     Потом были две, с разницей в полтора года, судимости, тюрьмы, этапы, лагерь. За веру во Христа советская система отправила меня за решетку, на самое дно атеистической реальности, в настоящий «потусторонний мир». Удивительным образом дела так поворачивались, что я быстро выходил на волю. Помню, как однажды отвечая кому-то на вопрос: «Почему ты не долго сидел?», - я сказал: «А мне было некогда! Меня ждали большие дела». На самом деле я выходил на свободу только благодаря чудесному вмешательству Господа.

      В 30 лет за свою веру во Христа, будучи арестованным в третий раз, я прошел все круги ада центрального аппарата КГБ СССР, и опять вышел из тюрьмы целым и невредимым. Другие люди за дела, в сотни раз менее знАчимые получали запредельные тюремные срока, или вообще – бессрочные психбольницы, а я в тот раз отсидел даже меньше года. Помню, как старший следователь прокуратуры г. Москвы Пономарев говорил мне при закрытии дела: «Я точно знаю, что Вас нужно строго судить, но ничего не могу сделать. Вы у меня уходите, как вода сквозь пальцы».

     Я уже однажды упоминал об одном для меня курьезном случае, который произошел, когда мне был 21 год. Тогда на меня обиделись два преподавателя института. Мы ехали в поезде в одном купе. После длительной беседы на самые разные темы, они спросили, какое у меня образование, и кем я работаю такой молодой? Без, как говорится, задней мысли, я тогда выпалил: «Образование начальное, работаю сапожником!». Как они возмутились! «Вы что, решили посмеяться над нами? Вы думаете, мы не знаем, что такое сапожник?..».

      Итак, школа в моем воспитании не принимала никакого участия. Со стороны советской школы я получал одни только репрессии, маты, оскорбления, угрозы посадить родителей в тюрьму, а меня определить в интернат. Затем, поступив на работу, я попал в такой трудовой коллектив, что, выйти оттуда порядочным человеком было бы никак невозможно без прямой Божьей помощи. Жизнь специально делала всё, чтобы я вырос и превратился в монстра, в чудовище, обозленного на всех и вся. Как видно, у нее ничего не получилось.

      Кто же меня воспитал? Свидетели Иеговы? Как бы не так!       Религия в моем воспитании не участвовала, ибо, если бы я воспринял ее дух, то действительно сделался бы монстром особой спецификации. Меня воспитал Бог! Однажды я спросил маму: «Кто мой отец?». Она ответила: «Бог твой отец. Ты не похож ни на кого из родственников, ни моих, ни стороны отца…».

     В религиозной организации для меня складывались все обстоятельства, чтобы я сделался «отпетым» фарисеем, высоко несущим голову собственного достоинства. Но милосердный Господь спас меня. Как говорится, поводов задрать нос имелось предостаточно, по всем параметрам. Когда тебе аплодируют стадионы, когда братья почтительно склоняют перед тобой головы, а сестры тебя провожают восхищенными взглядами, когда ты, как «назначенный Божьим Духом, официальный представитель Иеговы», вещаешь народу с трибуны Йистину, а он единодушно тебе внимает, будучи уверенным, что без таких наставлений, какие изрекаешь ты, его ждет огонь Армагеддона, или участь «навоза по лицу земли», когда руководители двух Западноевропейских филиалов и один «помазанник» из Главного Управления в США тебя называют личным другом, когда сам президент религиозной организации Хеншель тебя хлопает по плечам, приговаривая «вери гут, вери гут», - когда все это с тобой случается, ну, тогда, действительно, есть от чего закружиться голове.

     Великое милосердие Бог проявил ко мне. Господь помог мне избавиться от чувства собственного какого-то духовного величия или особой знАчимости. А повод возомнить о себе – имелся, еще какой! И не только в религиозной организации, но и после добровольного, мною же инициированного выхода на свободу от нее. И друзья-товарищи неоднократно утверждали, что все факты говорят о моем особом помазании, о «небесном классе», и сама жизнь прямо свидетельствовала, что рука Божья постоянно хранила меня.

     Благодарение милосердному Богу! Он позволил правильно понять положение вещей. Разве для того хранил меня Господь, чтобы я объявил себя пророком, помазанником, толкователем Писания? Милость Божья помогла мне понять, что желающие возвыситься, должны себя унизить. Ведь об этом прямо учит Иисус. «Кто из вас хочет быть большим, да будет всем рабом». В свое время я увидел, что Господь не отверг саму идею быть бОльшим, не сказал, что желать быть бОльшим – неправильно. Господь лишь указал путь, каким следует идти тому, кто желает быть бОльшим. Это – путь смирения, унижения себя, служения другим, почитания других большими себя.

      Некто может спросить: А дела, которые совершаются? Разве дела не свидетельствуют, что Бог с этим человеком? Да, свидетельствуют, но каким свидетельством, или – о чем? Например, Давид победил Голиафа. Несомненно, что Бог помог Своему помазаннику Давиду. Однако, до этого Давид, когда еще не был помазанником, справился с медведем и с львом. Как он мог это сделать, если еще не был помазанником? Он это сделал верой. Потом, за веру он получил избрание Божье и помазание. Итак, вначале идет вера, вначале что-то сделай, покажи веру, а потом Бог тебя вознаградит Своим каким-то призванием, если посчитает нужным.

     Дела, которые совершает человек, свидетельствуют о вере человека. И Бог, по вере человека, помогает ему. А что мы видим сегодня? Не успел некто сказать пару слов, только начал как-то себя проявлять в публичном пространстве, как уже сам себя, и с помощью пары-тройки друзей уже объявил себя и помазанником Божьим, и пророком, толкователем пророчеств, и «благоразумным рабом», и тому подобное. В этом заключается их большая проблема, и духовная ловушка.

     По милости Божьей, я не называю себя ни пророком, ни помазанником, ни кем бы то ни было вообще. И это совсем не какой-то комплекс неполноценности. Это, по-моему – здравый ум.   

      Апостол Петр, бывший неграмотный рыбак, писал о себе: «Петр, Апостол Иисуса Христа…». Он имел право так писать. Он действительно был Апостолом. Если бы он в предисловии к своим Посланиям говорил: «Петр, бывший рыбак из Галилеи», - он бы, вероятно, унизил дар Божьего призвания, который имелся у него.

     Я не слышал голос Иисуса. И не видел Его. Поэтому смело говорю, как есть: «Анатолий, верующий во Христа, бывший сапожник из Казахстана…». На большее – не имею никаких прав.

     У меня вообще нет и никогда не было цели привязывать к себе слушателей-читателей. Я не сколачиваю религию, церковь, религиозную организацию. Я никого не крещу. Всего лишь, по мере дара, который послал мне Господь, говорю: «Братья-люди, покайтесь перед Богом, придите к Иисусу Христу». Такова, если угодно, моя и проповедь, и «Евангелие от камня, возопившего».

     В моих трудах мне ошибки не страшны. Я ничуть не опасаюсь, что могу в каких-то своих размышлениях высказать что-то, что будет потом исправлено. Я ведь не ставлю себя учителем. У всех у нас Учитель Христос. А мы все братья. Конечно, я стараюсь тщательно взвешивать слова. Но это не из-за боязни «ударить лицом», а из уважения к читателям, и для славы Господа. Все, кто со мной общался, знают, как быстро я соглашаюсь с мнением других, если оно здраво и по Писанию. Своим оппонентам я говорю: «Пожалуйста, если видите, что я в чем-то неправ, покажите на основании Писания в чем я не прав. Буду благодарен…». Пока никто ничего не сказал, по существу. А в ответ лишь угрюмое молчание, либо запредельная демагогия, а то и просто ругательства, оскорбления.

     Материальная статистика меня совсем не интересует. Много, или мало народа прочитает мои размышления, для меня значения не имеет. Господь может большие дела совершать малым числом людей. Сколько было воинов у ветхозаветного Гедеона? 32000! Потом сколько стало? 10000. А в результате, сколько потребовалось воинов, чтобы одолеть многотысячное войско завоевателей? Триста человек! Бог тогда совершил чудо. И Бог не меняется. В Новом завете сказано: «Сила Божья совершается в немощи…».

     Как уже говорил, реакция на мои публикации весьма различная. Недавно случайно услышал, что кто-то где-то называет меня «современный Апостол». Вот этого – не надо! С другой стороны, много тех, которые прямо скрежещут на меня зубами.

     Печальный факт состоит в том, что, со временем от меня отдалились, а то и восстали на меня многие из тех, кто со мной сотрудничал вначале. Я их могу понять. Со мной тяжело. Мой ритм далеко не все могут выдержать. Я всех благословляю.

     От начала моей публичной деятельности, после выхода книги «Тетраграмматон – знак Божьей Любви», с разных сторон мне приходили угрозы. Так называемые христиане меня проклинали, обещая страшное будущее в аде. Практически, одновременно с ними физически угрожали мне сатанисты.    

      Моя прожитая жизнь без всякого преувеличения представляет собой настоящий калейдоскоп страшных, смертельных опасностей, и чудесных от них избавлений. Никогда не думал, что смогу дожить в такой тряске до таких лет. Господь поистине совершает чудеса.

     Сейчас я уже по-настоящему старею. Природная внешность может обманывать. Как и положено в таком возрасте, и еще с такой «бурной», разрушительной для здоровья жизнью, у меня куча болячек. Потому, нет никакой гарантии, что моя публичная деятельность еще долго будет продолжаться в прежнем ритме. Уже понятно, что в дальнейшем я не смогу с привычной периодичностью выпускать новые статьи, а также регулярно записывать эпизоды для подкастов. Пока не могу с точностью сказать, как часто будут появляться новые статьи-размышления.

      Конечно, есть еще и планы, есть и творческие задумки. Но силы не те. Потому приходится что-то урезать. Как усмотрит Господь. И как учил Апостол Иаков: «Если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое». (Иаков 4:13-15).

      Хотел бы попросить моих дорогих читателей-друзей, чтобы с пониманием отнеслись к возможным увеличениям интервалов между публикациями. Благодарю вас, мои дорогие, за добрые слова, и за моральную поддержку.

      Завершая эту свою короткую исповедь, а она действительно весьма короткая, буквально – по верхушкам, ибо, если рассказывать более подробно, то, в дополнение к уже написанному и в книгах, и в статьях, рассказ о моей истории вполне мог бы вылиться в толстый роман, причем, довольно увлекательный и оригинальный. Но я не хочу писать романы или мемуары, хотя многие очень просят, намекая, может быть, не без основания, что было бы весьма полезно их почитать. Пока, вот, созрел всего лишь – короткий рассказ. Его теперь завершая, могу ответить и людям, которые настойчиво спрашивают: «Когда уже ты перестанешь заниматься своей писаниной?..». И отвечу я им следующим образом, как бы процитирую слова пророка Амоса: «…Я не пророк и не сын пророка; я был пастух, и собирал сикоморы. Но Господь взял меня от овец и сказал мне Господь: «иди, пророчествуй к народу Моему Израилю». (Амос 7:14,15). Только процитирую Амоса весьма скромно, в некотором уже «местном парафразе», процитирую так: «…Я не пророк, и не сын пророка. Я был сапожник, и тачал голенища. Но Господь взял меня от молотка и шила…».  (Амос 7:14).  

 

 

ВОЙТИ В РАДОСТЬ ГОСПОДИНА.

 

     Ученикам Иисуса известно, что Своему верному рабу Господь скажет: «Войди в радость Господина твоего». Вопрос: Когда Господь это скажет? Сразу, как только раб получит от Господина свои таланты? Нет же! Раб это услышит в конце, когда предъявит Господину отчет о своих делах. Если таланты не зарыл, значит – угодил милосердному и доброму Господу. И тогда разделишь с Ним Его радость.

     Кто кем является, куда избран Богом – это станет понятным либо в воскресении мертвых, либо перед смертью, как это было, например, с Апостолом Павлом. А до того задача Божьих людей заключается в том, чтобы остаться верными Богу, и, как писал Апостол Павел, не мечтать о себе, не возводить самих себя в какие-то ранги-звания, а со смирением и кротостью точно исполнять волю Бога.

Мир вам!

 

Аудиозапись: https://soundstream.media/playlist/anatoliy-adadurov

                         https://music.yandex.ru/album/9201410/track/60226043…